пятница, 3 февраля 2012 г.

Свято место пусто не бывает

О прошлом, настоящем и будущем Зарядья. Что будет построено, а что нет, на месте гостиницы Россия.


В начале декабря «Итоги» напророчили: «В архитектурной среде мечтают: если ничего не строить на месте снесенной «России», откроются такие виды и панорамы, что и не снилось!» Речь идет об организации свободного пространства — парковой зоны. И вот уже в середине января идея стала реальностью: премьер Владимир Путин и мэр столицы Сергей Собянин пришли к единодушному мнению — парку в Замоскворечье быть! Одна деталь: мы писали о зеленой зоне у стен Кремля в декабре 2004 года. Идея о неосвоенном пространстве в самом центре Первопрестольной, родившаяся восемь лет назад, когда в Москве буквально свирепствовали гиперстройки, когда была снесена гостиница «Москва» и уже изуродована Манежка, казалась за гранью здравого смысла. И битва за участок, на котором когда-то красовалась «Россия», шла не на жизнь, а на смерть. Проекты рисовались в лучших мастерских, прибыли делили на много лет вперед. Лишь по чистой случайности величайшая строительная афера не состоялась.


Почему на месте «России» вдруг зазеленела трава? Об этом «Итоги» узнали у Михаила Посохина — руководителя «Моспроекта-2», свидетеля и участника тех событий.

— Почему идея парка на месте «России» так долго ждала своего часа — ведь о ней заговорили в 2004-м?

— Видимо, требовалась смена правительства Москвы. На проблему надо было смотреть свежим взглядом. Все события, что происходили вокруг «России», завели ситуацию в тупик, из которого прежнее руководство не нашло выхода. Далеко не сразу стало ясно, что частным инвесторам здесь не место. Все перипетии прошлых лет сводятся к недевелоперской ситуации, когда необходимо задействовать бюджетные возможности.

«Моспроект-2» в прошлом году проработал концепцию открытого парка: ведь идея может существовать сто лет и не иметь визуального воплощения. Концепция и проработка — вещи земные и конкретные. Благодаря им становится окончательно понятно, какая открывается уникальная возможность увидеть Москву, покрутившись на одном месте! Историческую часть Китай-города, Кремль в его нормальных пропорциях, Замоскворечье и Котельническую набережную... Как на ладони будет весь позитив и негатив, но более уникального вида не получить.


— Но в советское время не дрогнула же рука — вид был уничтожен, зато город получил суперотель...

— Говоря о месте, где стояла бывшая гостиница «Россия», надо понимать, что к середине XIX века территория Зарядья, Варварки, Васильевского спуска была плотно застроена домами. В начале прошлого века всю эту мусорную застройку снесли, к сожалению, не пощадив и несколько церквей. Собирались построить Дом Наркомтяжпрома — гигантское здание! Строительство даже началось, соорудили мощную стилобатную основу, которая заключала в себе целый ряд инженерных сооружений, обеспечивающих жизнедеятельность не только этого здания, но и соседних. Потом проект зарубили, на этом месте решили возвести гостиницу с номерами для депутатов Верховного Совета, которые съезжались в только что выстроенный Дворец съездов. В остальное время в «России» селили командировочных и иностранцев, поскольку гостиница вполне соответствовала общемировым стандартам приличного отеля. В структуре «России» был и уникальный киноконцертный зал: его техническое оснащение поражало — площадок, где переворачивался пол или поднимались люстры, насчитывались единицы в мире. Что произошло потом, известно — мэра города Юрия Лужкова убедили, что уродливое здание надо снести и построить нечто необычайно привлекательное. Кто бы мог тогда подумать, что коммерческие амбиции станут прологом к появлению в центре города собственного «Гайд-парка».

Из истории

Зарядье сохранило до начала 40-х годов XX века все, что можно было сохранить от средневекового города: уличную структуру, городские стены, «многослойный пирог» разновременной застройки и уникальную концентрацию памятников, выстроившихся вдоль четной стороны Варварки.


Жилые кварталы, спускавшиеся от Варварки к реке, утрачены полностью, хотя достаточно подробно зафиксированы в фотографиях, картах и документах.







Нереализованный план полного преобразования города оставил серьезный отпечаток на рассматриваемой территории. Новый Москворецкий мост, предполагавший строительство сквозной скоростной магистрали, навсегда стер ближайшие к кремлевской стене кварталы с Нижними торговыми рядами. Проект высотного строительства в Зарядье уничтожил археологические памятники и изменил рельеф района.












Справка. Планы реконструкции гостиницы возникли еще в середине 90-х. Тогда в соответствии с распоряжением правительства Москвы на реконструкцию планировалось потратить 235 миллионов долларов. Однако инвесторов найти не удалось. В 1998 году главный архитектор города Александр Кузьмин впервые предложил снести «Россию» и построить новый отель. Но инвестор должен был демонтировать здание за свой счет. Желающих не нашлось. И комплекс решили реконструировать: в 2000 году появился проект, по которому каждый из секторов отеля получал свою степень звездности. Отремонтировали полторы тысячи номеров, гостиница стала приносить прибыль... Но вдруг в начале 2004 года столичный мэр заявил о сносе «России». Что повлияло на такое решение градоначальника, сегодня известно — его уговорил ныне скрывающийся от закона глава компании «СТ Девелопмент» Шалва Чигиринский. К тому времени он уже уболтал мэра снести и заново построить «Москву». За «Россию» никто не заступился: здание-монстр не любили. Объявили конкурс. Его выиграл, конечно, Чигиринский: он предложил построить 410 тысяч люксовых квадратных метров отелей и апартаментов за 830 миллионов долларов, тогда как конкуренты — за 2 и 1,4 миллиарда соответственно. Проигравшие пошли в суд: им стало известно, что в составлении условий конкурса участвовал сам победитель, да и цифру 830 миллионов реальной мало кто считал. Только ущерб владельцам отеля оценивался в 250 миллионов долларов, а снос еще примерно во столько же. На что строить? Тот конкурс признали недействительным.


— Пока суд да дело, гостиницу принялись сносить...

— Она многим не нравилась. Но ведь ее можно было отремонтировать, поменять фасады, перепрофилировать, наконец, под размещение законодательных органов. Пока девелоперы разбирались, архитекторы работали, как рабы на галерах: на этом месте рано или поздно должно же было что-то появиться! И сделали массу вариантов, которые рассматривались на архитектурных советах. Мастерские видели свою задачу в создании места, сохранившего историческую память. Мы хотели воссоздать топонимику улиц, вернуть утерянный рисунок города. И именно его положили в основу своих проектов. При застройке рассчитывали подчеркнуть и выявить новые визуальные связи, которые стали бы осмысленной канвой создаваемой планировки. Мы предполагали восстановить киноконцертный зал, разумеется, более современный. Концепция была одобрена на всех уровнях. И тут бы работать... Но дело не могло сдвинуться с мертвой точки, поскольку росли аппетиты «СТ Девелопмента» — проект все время разбухал. Требовалось делать все больше и больше квадратных метров на продажу.


Справка. В том же 2004 году в недрах «Моспроекта-2» был сделан «первопроект», который предлагал на выбор несколько вариантов фасадов и полный комплект функций. Говорят, что именно эти эскизы в свое время получили принципиальное добро в Кремле. Тянуть было невозможно: гостиницу сносили, и требовались деньги, то есть инвесторы. Глава компании «Сатори», сносившей отель, Андрей Гусаров жаловался, что реальные конструкции демонтируемого здания часто не соответствуют чертежам, а это удорожает работы. Тогдашний глава тендерного комитета Геннадий Дегтев отбивался от журналистов: пока не будет четко прописана концепция строительства, инвесторы просто не смогут понять, о каких объемах финансирования идет речь. Какой тут тендер, коль неизвестна цена вопроса?


— И все-таки ваши проекты не приняли. Пригласили именитого Нормана Фостера.

— Проект настолько распух, что протащить его девелопер мог только на громком имени. Но когда Фостер представил свои предложения, шокированы были даже те, кто обычно с пиететом относится к иностранным проектам. Фостеровская команда предлагала построить объемы куда большие, чем были у гостиницы «Россия»! Проблема в том, что иностранцы обычно рассматривают предложенную площадку очень прагматично: площадь застройки, функции и коммерческий выход — и все, вперед! Было запроектировано определенное количество суперквартир и пентхаусов с видом на реку. За ними с видом на Кремль — чисто коммерческая операция. Что им Кремль и его масштабы? Они легко противопоставляют свои творения древним. Не буду долго рассуждать на эту тему, но у нас это считается неприемлемым подходом. Потому проект и умер.


Справка. Первый проект Фостера включал гостиницы международного класса, зрительные залы, музейный комплекс современного искусства и, конечно, подземные парковки. Авторы примерно раскидали площади по функциям: на гостиницу, к примеру, 160 тысяч квадратных метров, на «культурную составляющую» около 105 тысяч квадратных метров и так далее. Но если с функциональной структурой комплекса члены совета как раз согласились, то с архитектурным решением — нет. Не устроила столичных экспертов попытка Фостера создать некий зримый противовес Кремлю, расположив самые высокие здания со стороны набережной и Васильевского спуска. Фостер сделал еще пару вариантов. Они не понравились снова. И он плюнул...


— Как возникла идея Парламентского центра?

— Конечно, параллельно возникали предложения, в том числе со стороны федеральных органов власти. Парламентский центр был одним из таких. Но он даже не вылился в конкретный проект. Имелись другие предложения, но каждое из них занимало все меньшие и меньшие площади. Коммерсанты потеряли всякий интерес к месту. Думаю, даже хорошо — рассматривать эту территорию с коммерческой точки зрения изначально было неверно. Кроме того, оставшийся от «России» стилобат, как я говорил, закрывает целый узел городских коммуникаций, его трогать в принципе нельзя, он должен остаться в той конфигурации, которую имеет на сегодняшний день. Когда проект зашел в тупик, архитекторы первыми сказали: надо оставить это пространство Москве и ее жителям. И появилась концепция садово-паркового комплекса.

— Но устройство парка — дело тоже хлопотное...

— Никто и не говорит, что простое, особенно с учетом пересыщенного коммуникациями подземного пространства центра города. Необходимо будет решить массу вопросов, связанных с устройством грунта, его толщиной, подогревом дорожек. Это нетривиальная задача со многими переменными. Как обустроить парк, какие аллейки и фонтаны заложить, ответят специалисты позже. Кстати, дорожки могут повторять рисунок старых улиц.


Справка. Чтобы разбить парк на бетонном стилобате, потребуется создать примерно трехметровую подушку из грунта. Задача похожа на создание крышных садов, поэтому обязательным условием является система дренажа, гидроизоляции, водозабора, подогрева и т. д. Самые грубые подсчеты показывают: чтобы насыпать трехметровую подушку на площади 136 тысяч квадратных метров (столько занимает территория снесенной гостиницы), понадобится более 400 тысяч кубических метров грунта, вес всей этой массы достигнет примерно 800 тысяч тонн. Сколько может стоить такое обустройство? Все зависит от проекта. В среднем обустройство скромного сквера у дома стоит в Москве чуть более 300 долларов за квадратный метр. Но это газон и кусты. Сквер типа того, что создан у Большого театра, стоит от 1000 долларов за «квадрат». Вряд ли сад у стен Кремля будет дешевле. То есть только на ландшафтные работы потребуется около четырех миллиардов рублей.

— А что киноконцертный зал? Ведь говорили, что он может быть восстановлен.

— Это было бы очень разумно. Мы получили бы мощную культурную площадку и еще одну театральную площадь. А при грамотном проектировании можно было бы решить вопрос открытой сцены. Варианты есть: в зале могут раздвигаться стены, например. Представляете на этой площадке «Хованщину»? Можно устраивать концерты на открытом воздухе, не городя на Красной площади временные сцены. Во всяком случае, вторая театральная площадь в Москве — идея великолепная.


— Как вы считаете, будет объявлен конкурс на проект парка?

— Не в моей компетенции прогнозировать ситуацию. Возможен и конкурс. Однако считаю, что, кроме затяжки времени, он мало что даст. Поясню почему: опыт всех наших архитектурных конкурсов удручает. Ситуация с Фостером и «Россией» показательна — на конкурсы и проектные картинки потрачено немало средств, но с нулевым результатом. Новый конкурс опять съест бюджет, а затем проект придется править за спасибо российским специалистам, имеющим опыт проектирования уникальных объектов. Это происходит, к сожалению, почти всегда. Дело ведь не в рисунке дорожек, а в грамотном наполнении и исполнении проекта, для чего нужны разные специалисты — от историков города до ландшафтных архитекторов. Нужен разработчик проекта с опытом и набором «опций». Кто соответствует этим критериям, в профессиональной среде хорошо известно.


— Теоретически за какое время такой проект может быть реализован?

— Все вопросы решаются ритмичностью, полнотой финансирования, качественным проектом и надзором за ним. Могу судить только с учетом своего личного опыта и тех ресурсов, которыми обладает «Моспроект-2». Поскольку у нас есть все нужные подразделения и специалисты, полгода потребуется на стадию «Проект». Сколько займет согласование, не могу и представить. Если будет политическая воля, то, видимо, недолго. Вопрос еще и в том, как быстро будут оформлены соответствующие правительственные документы на участок, чтобы можно было на нем проектировать. Сегодня в среднем это согласование — год. Понимаете, уходит год только на бумажную волокиту внутри правительственных структур города Москвы! И еще год нужен для рабочего проекта. А дальше начинается освоение участка. Мы умеем делать многие вещи параллельно, что снижает сроки. Но это — мы, а как работают другие — не знаю. Для нас и концертный зал спроектировать за это время — дело подъемное.


— За срок работы следующего президента управились бы?

— Если дадут возможность работать в ритме и без затяжек, то через 2,5 года можно будет гулять по парку. Но зачем спешить? Надо сделать хорошо и на века. Но пяти-шести лет хватило бы точно, чтобы сделать так, как был справлен стилобат «России», облицованный красным гранитом, который потом спрятали под «шубу». Его еле отковыряли, не знаю, правда, зачем. Он стоял как новенький. И еще стоял бы.

P.S. РБК 02.02.2012, Москва Столичные власти объявили творческий конкурс на разработку концепции развития территории под снесенной гостиницы "Россия". К 15 марта 2012г. проектировщики и вольные художники должны представить в Москомархитектуру свое видение будущего Зарядья, пишет "РБК daily". Чиновники предлагают разбить напротив Кремля парк с подземной галереей и заново отстроить концертный зал. Последний пункт остается факультативным.

Часть материала Светлана Леонидовна Струк

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...

Архив блога